ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОМ СОСТОЯНИИ

Среди представляемых на почерковедческую экспер­тизу документов, выполненных лицами, находившимися в необычном психофизиологическом состоянии, большую группу составляют предсмертные письма и записки. По­скольку факт необычности состояния лиц, выполнявших их, не вызывает сомнения, а возбуждение и торможение оказывают одинаковое влияние на почерк, предсмерт­ные письма признаны объективным материалом, содер­жащим информацию о необычном психическом состоя­нии писавшего.

В качестве материала для исследования взяты тек­сты, выполненные людьми непосредственно перед само­убийством, и образцы их письма.

Подвергнутые исследованию фотокопии предсмерт­ных писем имели объем не менее 0,25 страницы (при­мерно 40—60 письменных знаков), что наиболее часто встречается в экспертной практике. Фотокопии образцов письма использовались лишь в случаях, когда их объем позволял проследить вариационность и устойчивость признаков. Материалы, содержавшие ограниченный текст (в предсмертных письмах или образцах), не изуча­лись. Исследовались предсмертные письма и образцы письма 100 человек (100 экспертных производств).

Использованные для исследования свободные образ­цы письма были написаны исполнителями предсмертных писем в нормальном нервно-психическом состоянии. По общим признакам почерка они характеризовались сле­дующими данными:

выработанность почерка: высокая (68%), средняя (28%), малая (4%);

координационная сложность движений: высокая (55%), средней степени (38%), низкая (7%);

темп письма: быстрый (67%), средний (28%), мед­ленный (5%);

сложное строение почерка наблюдалось в 1 %, про­стое— в 75%, усложненное — в 16%, упрощенное — в 8% случаев;

почерки 77% исполнителей были стройными, 23% — нестройными; 94% —четкими, 6% —нечеткими;

размер букв: средний — у 70%, малый — у 23%, неодинаковый — у 7% лиц;

расстановка: средняя — в 57%, широкая — в 11%, узкая — в 18%, неравномерная — в 14% случаев;

положение продольных осей букв: правонаклонное — у 81%, левонаклонное — у 2%, вертикальное — у 5%, неустойчивое — у 12% человек;

связность: большая — у 52%, средняя — у 27%, ма­лая— у 19%, отсутствует — в письме 2% исполнителей.

Цель исследований заключалась в выявлении воз­можного комплекса признаков, характеризующего ру­кописи, выполненные в необычном психофизиологиче­ском состоянии вызванном временным расстройством функциональной системы.

Изучались признаки письменной речи, топография письма, общие и частные признаки почерка.



Анализ предсмертных писем и образцов письма лиц, покончивших жизнь самоубийством, позволяет констати­ровать следующее. Прежде всего обращает на себя вни­мание внешний вид писем. Они чаще всего написаны неряшливо, много клякс, откопировок невысохших чер­нил; в 46% случаев наблюдаются неоднократные зачер­кивания слов, строк, исправления букв и штрихов (по­верх первоначальных), подрисовка штрихов к ранее написанным буквам. Причем если исправления встреча­лись и в свободных образцах, то в предсмертных пись­мах их, как правило, было значительно больше (рис. 1 и 2). Это объясняется, по-видимому, тем, что резкие функциональные нарушения нервной деятельности ведут к ослаблению контрольных функций зрительного анали­затора и коры головного мозга.

Вероятно, с ослаблением контроля связано снижение в текстах предсмертных писем общего уровня грамот­ности в основном за счет увеличения количества орфо­графических ошибок (в 33% случаев). Так, наблюда­ются пропуски букв («патье» — платье, «выких» — высо­ких, «мня» — меня, «пропл» — пропил), недописывание слов. В одном письме в последних буквах слов выпол­нялись лишние штрихи, а в словах — лишние слоги («повесиласась»); в другом случае подряд употреблены два местоимения («...я меня»).

Подобные признаки отмечали В. А. Трубникова и М. В. Шванкова в рукописях лиц, давно перенесших травму мозга, А. Р. Лурия — в письме людей с пора­жениями идеомоторной зоны и долей коры головного мозга, О. П. Кауфман и Е. Я. Барановский при пора­жениях левой затылочной и лобно-теменной областей у больных с недавней травмой мозга.

В отличие от письма больных, перенесших мозговую травму, в предсмертных письмах заметны существенные отклонения от нормы в топографических и общих при­знаках (кроме связности). Из топографических изменя­ются такие признаки: увеличивается расстояние между строками в части текста — в 35%, между словами в строке — в 29% случаев; линия полей становится неров­ной (29%); изменяется направление строк (31%) с горизонтального преимущественно на опускающееся (17%).



В. Вуйчик отмечал присущую предсмертным доку­ментам хаотичность топографии письма, но перечислен­ных признаков не наблюдал.

В наибольшей степени нарушаются общие признаки почерка. В 39% предсмертных писем отмечается нару­шение координационной сложности движений. Она вы­ражается в основном не в появлении изломов или явно выраженной извилистости штрихов и элементов букв, а в снижении стройности, четкости, неравномерном уве­личении размера букв, их расстановки, неустойчивости наклона. У 30% лиц высокая координационная слож­ность движений снизилась до уровня средней степени координации; у 2% —до низкой.

Снижение стройности почерка встречается в 37%, четкости — в 17% наблюдений. Однако известны случаи повышения стройности и четкости почерков, что вызы­валось, видимо, исключительной мобилизацией всех зве­ньев анализаторов в момент написания текста. Наблю­дения показали, что отдельные нечеткие и нестройные почерки становятся еще менее четкими и стройными. И в том и в другом случае проявляется тенденция к снижению четкости и стройности движений.

Конструктивная сложность движений снижается в сторону упрощения конструкции букв (в 17% писем).

Под "влиянием необычного нервно-психического со­стояния происходит неравномерное увеличение размера букв (у 35% лиц) со среднего и малого до большого и очень большого (до 12 мм). Причем это увеличение наблюдается в любом участке текста и даже в пределах слова.

Расстановка письменных знаков увеличивается (в 21% случаев), положение продольных осей букв стано­вится неустойчивым (в 21% наблюдений).

Эти изменения общих признаков в значительной мере обусловлены снижением координационной сложности движений. Нарушения координации движений при пись­ме могут явиться результатом изменения общего состоя­ния организма под влиянием утомления, эмоций, нерв­ных заболеваний.

Можно предположить, что функциональное расстрой­ство нервной системы снижает деятельность проприорецепторов, являющихся, по словам И. А. Славуцкой, активными участниками в выполнении всех произволь­ных и непроизвольных движений. (Они воспринимают механические раздражения, вызывают двигательные рефлексы, участвуют в координации и играют ведущую роль в восприятии пространства и времени.) Это, в свою очередь, нарушает взаимодействие нервной системы и периферических звеньев анализаторов. Ритмичность чередования процессов возбуждения и торможения в соответствующих нервных центрах исчезает, что сказы­вается на деятельности мышц и сухожилий. Изменяются их длина, сила, углы крепления, напряжение. Поскольку реакция не закреплена и движения не откорректиро­ваны, происходит снижение их координации, что влияет на стройность, четкость почерка; неравномерно увели­чиваются размер и расстановка, неустойчивым стано­вится наклон.

Изменение темпа не характерно для письма в необыч­ном нервно-психическом состоянии. По нашим наблюде­ниям, в-9% случаев происходило снижение и в 9%—I увеличение темпа письма.

Частные признаки в предсмертных письмах не дают характерной картины изменения почерка. Отмечаются изменения конструктивной сложности движений при вы­полнении отдельных букв (в 40% почерков): как пра­вило, движения упрощаются за счет утраты отдельных элементов или штрихов букв (36%), а иногда (4%), напротив, конструкция букв усложняется за счет увели­чения количества движении — выполнения начальных штрихов

В 46% почерков изменилась форма траектории дви­жений при выполнении букв. Вместо изогнутых и петле­вых движений появились угловатые (18%) и дуговые, извилистые (7%) и прямо(18%), значительно реже линейные (3%).

Форма траектории движений при соединении элемен­тов букв также изменяется (в 26% наблюдений), преиму­щественно с петлевой и угловатой на дуговую.

Изменение протяженности движений по вертикали и горизонтали при выполнении букв (у 29% лиц) проис­ходило в основном в сторону ее увеличения (23%). Наблюдается увеличение протяженности движений при выполнении подстрочных элементов букв «д», «у», «з», «р», «ц», отдельных элементов в многоэлементных бук­вах «т», «ш», «ф», «м».

В 40% почерков изменился вид движений при соеди­нении элементов и штрихов букв и буквосочетаний. При­мыкающий и интервальный вид соединения в буквосо­четаниях стал слитным (16%) и, наоборот, слитный — интервальным (1%); в соединении элементов букв так­же заметно преобладание слитного вида движений (13%).

Изменяется и общая структура движений при выпол­нении отдельных букв за счет замены прописных букв схемой букв печатного типа (в 21% случаев); особенно это касается букв «т» и «М».

Остальные признаки не претерпевают серьезных изменений. Наблюдавшееся изменение направления дви­жений при выполнении букв «з», «Р», «В», «Б», «Щ»,

«т» (в 6% случаев) выражалось в появлении левоокруж­ных движений в заключительных штрихах

Следует особо отметить, что в каждом случае эти изменения, во-первых, заметны лишь в отдельных бук­вах, во-вторых, проявляются в виде вариантов наряду с устойчивыми, характерными для почерка данного лица, признаками.

Таким образом, под влиянием временного расстрой­ства нервно-психической деятельности частные признаки почерка существенно не изменяются. Параллельно с устойчивыми для почерка каждого лица признаками мо­гут появиться прежде всего упрощенные варианты фор­мы траектории и конструктивной сложности движений при выполнении букв, варианты слитного вида движе­ний при соединении букв «я», «р», «д» с предшествую­щими буквами, при написании элементов и штрихов в буквах; может увеличиться протяженность движений при выполнении элементов букв, особенно букв с подстроч­ными частями. Реже проявляются новые варианты фор­мы траектории движений при соединении букв и элемен­тов букв и изменяется общая структура движений. В последнем случае в почерке появляются отдельные знаки, нанесенные упрощенно, по схеме печатных букв.

Единичный характер имеют изменения таких частных признаков, как размещение точек пересечения движений при выполнении букв (2% случаев); размещение движений по вертикали (2% почерков) и горизонтали (6% наблюдений); размещение точек начала и оконча­ния движений (6% почерков); направление движений при выполнении букв и элементов (8% случаев) и коли­чество движений при выполнении букв (14% текстов). Изменение последнего признака может быть выражено в равной мере как в увеличении, так и в уменьшении количества движений при формировании буквы.

Для того чтобы установить, какова повторяемость комплексов выявленных признаков (письменной речи, топографии и общих признаков почерка), эти комплек­сы сравнивались между собой. В девяти текстах изменений не обнаружили, в остальных выявили, от двух до десяти изменений общих признаков почерка. Эти изменения встречались в таких сочетаниях:

снижение темпа, координации, стройности почерка — у семи человек;

снижение темпа, координации, стройности, увеличе­ние размера, расстановки и неустойчивости наклона букв — у 13 лиц;

снижение координации, стройности, увеличение раз­мера, расстановки букв, неустойчивости наклона, умень­шение четкости и связности букв — у 9 исполнителей;

снижение темпа, координации, стройности, увеличе­ние расстановки, уменьшение связности букв, снижение орфографии — у трех человек;

снижение координации, стройности, четкости, умень­шение связности, увеличение размера, расстановки, неус­тойчивости наклона букв, увеличение интервалов между строками и словами — в 18 письмах;

снижение орфографии, увеличение интервалов между строками и словами, темпа, координации, четкости, стройности, неустойчивость наклона — у 11 человек;

снижение орфографии, извилистая форма линии стро­ки, увеличение интервалов между строками и словами, снижение темпа, координации, четкости, стройности, уве­личение размера, расстановки букв, уменьшение связности, неустойчивость наклона —у 30 лиц.

Группировка признаков производилась с учетом их места в системе признаков. В каждую последующую группу включались два-три новых признака, не наблю­давшиеся в письме предыдущих групп. Внутри каждой группы (от первой по четвертую) комплексы призна­ков, наблюдавшихся в почерках, отличались одним - двумя признаками. В самые объемистые группы (пя­тую—седьмую) вошли почерки, в которых из перечис­ленных встречались три—пять признаков в различных сочетаниях.

Изменения частных признаков также были сгруппи­рованы. В каждую группу вошло от двух до четырех •изменившихся признаков:

1) общая структура и конструктивная сложность движений при выполнении букв — в 20 почерках;

2) форма траектории движений при выполнении и соединении букв и элементов — в почерках 20 человек;

3) общая структура движений, конструктивная слож­ность движений при выполнении букв, форма траектории движений при выполнении букв и вид движений при соединении букв и элементов — в письмах 16 лиц;

4) форма траектории движений и вид движений при соединении букв между собой и элементов букв — в 9 почерках;

5) общая структура движений, конструктивная слож­ность движений при выполнении букв, форма траекто­рии движений при соединении букв и элементов букв — в 4 письмах.

Как правило, в каждом почерке наблюдались изме­нения одного—трех частных признаков. Объем и частота изменений частных признаков таковы:

количество признаков — 1 2 3 4 5 6

число лиц, % —12 25 18 8 5 1

Изменения признаков наблюдаются чаще всего в двух—четырех буквах:

количество букв —1234567810
число лиц % — 1 14 26 18 7 2 2 1 1

Следовательно, под влиянием необычного нервно-пси­хического состояния частные признаки изменяются в небольшом объеме и в ограниченном количестве букв.

Вероятно, поэтому комплексы общих признаков пер­вых четырех групп следует признать наиболее информативными для исследования письма с целью решения неидентификационного вопроса о нервно-психическом состоянии человека в момент выполнения рукописи. Они могут быть дополнены комплексами частных признаков почерка, установленных нами при исследованиях пред­смертных писем.

Изучение признаков письма и почерка в предсмерт­ных рукописных текстах позволяет сделать следующие выводы:

1) почти во всех рукописях имеются либо учаща­ются исправления букв и штрихов (нанесенные поверх первоначальных), зачеркивания слов;

2) наблюдается снижение общего уровня грамотно­сти, обусловленное главным образом нарушением норм орфографии;

3) топографические признаки характеризуются не­равномерностью (преимущественно увеличением) интер­валов между строками и словами в тексте в целом, «опускающимся направлением строк, ломаной линией полей.

Подобные особенности почерка отмечал В. А. Браун в письме лиц, находившихся в состоянии торможения, вызванного фармакологическими средствами, однако он не наблюдал неравномерности интервалов между стро­ками и словами, а установленные им нарушения норм орфографии имели иную выраженность, чем в пред­смертных письмах;

4) наибольшие изменения претерпевают общие при­знаки: снижается координация, сложность и строй­ность движений, их четкость, неравномерно увеличи­вается размер и расстановка букв, неустойчивым стано­вится их наклон. Эти различия в таком сочетании не были отмечены ни в письме лиц, давно перенесших трав­му мозга, ни в письме лиц, находившихся в состоянии фармакологически вызванного возбуждения или тормо­жения;

5) частные признаки в почерках людей, находившихся в необычном состоянии, не дают существенных откло­нений. В письме одного человека могут произойти изме­нения двух-трех частных признаков в очень малом коли­честве букв. Этими признаками являются в первую очередь общая структура и конструктивная сложность

движений, а также форма траектории движений при выполнении и соединении букв и элементов, протяжен­ность и количество движений при выполнении букв;

6) последние выводы дают основание считать, что приведенные в работе комплексы общих и частных при­знаков, подвергающиеся изменениям под влиянием вре­менного расстройства нервно-психической деятельности, в сочетании с названными изменяющимися признаками топографии и письменной речи должны обратить внима­ние исследователя на возможность выполнения рукописи в необычном состоянии.

Проведенные исследования позволяют сделать еще один вывод, имеющий существенное значение для экс­пертной практики при решении идентификационных вопросов. Речь идет об устойчивости почерка лиц с временным расстройством нервно-психического состоя­ния.

Отсутствие существенных отклонений признаков в рукописях, исполненных в нормальном и необычном нервно-психическом состоянии, свидетельствует о том, что значительная часть признаков сохраняет свою устой­чивость в условиях письма в необычном состоянии.

Среди общих признаков наименее подвержены влия­нию необычного нервно-психического состояния степень выработанное™ почерка (она снизилась лишь в 4% случаев) и темп письма '(снижение его наблюдалось в письме 9%, повышение —8% лиц). Особенно устойчивы частные признаки. Размещение точек пересечения движений при выполнении букв и размещение движений по вертикали не изменилось в письмах 98% лиц; разме­щение движений по горизонтали, а также точек начала и окончания движений — в письмах 94% лиц; направле­ние движений — в 92% писем.

Итак, исследование, проводимое с целью установле­ния исполнителя предсмертной записки, как правило, не вызывает особых затруднений. К такому же выводу при­шел В. Вуйчик, отмечавший, что при изучении рукопи­сей лиц, находившихся в момент их написания под воз­действием различных эмоциональных факторов, не выяв­лены такие изменения в почерке, которые бы не позво­ляли провести идентификацию.


raspredelenie-adresnogo-prostranstva.html
raspredelenie-ballov-po-vidam-zadanij-k-pervomu-rejtingu.html
    PR.RU™